системный интегратор инженерных решений

Пресс-центр

Пресс-центр

Александр Лукьянов дал интервью для журнала «Security UA»

Security UA: Александр Алексеевич, первый и самый важный, волнующий нас вопрос: повлиял ли в положительную сторону фактор проведения Евро-2012 на развитие украинской индустрии безопасности?

Александр Лукьянов: Повлиял, и очень положительно. Впервые на рынке Украины мы и многие другие компании столкнулись с необходимостью проектировать и реализовывать проекты не в стандартном украинском режиме, а в абсолютно европейском понимании этого слова, и касалось это всех систем.

Впервые были реализованы новейшие, исключительно цифровые решения зарубежных брендов — они их, в хорошем смысле, проталкивали и апробировали, чтобы получить хорошие референции — а нам удалось все эти решения интегрировать. Также впервые, благодаря тому, что европейская футбольная федерация строго отслеживает чистоту лейбла «Стадион УЕФА», на объектах были сконцентрированы усилия западных проектантов, имеющих глубочайший опыт, и нескольких групп западных консультантов, которые были наняты правительством, чтобы минимизировать возможные ошибки в инфраструктуре, в которую входит и безопасность.

IMG20215.jpg

Во Львове, например — а именно львовский стадион вызывал особые опасения у организаторов Турнира, — на финишном этапе при подготовке к подписанию протокола о готовности в таких группах участвовало более 40 нанятых УЕФА технических экспертов из Германии, Бельгии, Голландии, Польши. И они фактически выполняли функцию технадзора — проверяли и контролировали ход работ, соответствие технических характеристик и параметров; проводили аудит проектных решений и требовали подтверждения всех режимов — последние полтора месяца перед матчами мы тестировали все системы ежедневно.

S.UA: Так что же это такое — нормы УЕФА, на которые все ссылались? Как они корреспондируются с европейскими стандартами и вяжутся с украинскими нормами?

А.Л.: Де-факто — это требования, деюре — рекомендации, так называемый «green book». Причем, весьма динамичные. Эти рекомендации переиздаются 2 раза в год, и в каждой последующей редакции новые положения добавляются, а старые — ужесточаются. Но при этом «задирание планки» не только детально аргументируется, вплоть до конкретных решений, но и показывается «рубашка» изнутри. Кроме того, предоставляется возможность «пощупать ручками» любую систему на любом объекте — будь-то в Германии, Испании, Голландии или Румынии. Ведь каждый стадион имеет свои особенности — по специализации, площади, геометрии, звуку. На НСК, например, к требованиям УЕФА добавились требования Международной федерации легкой атлетики, и это вводило дополнительные требования к пассивным сетям телетрансляции, к свету и звуку, к баннерному полю и т.д. А ужесточение требований УЕФА касалось и систем пожарной безопасности, и систем контроля доступа, в т.ч., турникетной части, и видеонаблюдения, вентиляции, кондиционирования и ряда других систем. В УЕФА существует отдельная служба, возглавляемая Марком Тиммером, и спуску она никому не дает.

Во Львове под давлением УЕФА была реализована система раннего обнаружения дефектов строительных конструкций кровли, несущих металлических и железобетонных конструкций.

Вы знаете — эта система отслеживает параметры прочности, вибрации и т.п. Так, специалисты УЕФА в весьма жесткой форме потребовали реализовать эту дорогостоящую систему на львовском стадионе, хотя на НСК, кстати, эта система, из финансовых соображений, до сих пор не создана.

S.UA: А как сюда вписывались украинские нормы, в частности, противопожарные?

А.Л.: По многим позициям, благодаря тому, что в Украине лет 7-8 назад начали внедряться EN-овские нормы, мы выглядели достойно. Есть, конечно, национальные поправки, но тут мы вместе с западными консультантами решили следующим образом: если украинские нормы жестче, работаем по украинским; если жестче европейские — то по европейским.

Как пример — в Киеве по предложению немецких проектантов была усилена огнезащита на складках трибун путем реализации водовоздушной системы пожаротушения. Инспекция техногенной безопасности это дополнение согласовала, хотя в нормах на этот счет ничего не сказано. Позже это решение было применено и во Львове. В целом, Инспекция «палки в колеса» не только не вставляла, но и, наоборот, чем могла — помогала.

S.UA: По противопожарным дверям и воротам: по нашей информации, на момент передачи НСК «Олимпийский» в управление УЕФА работы по монтажу противопожарных преград официально не были сданы. Что можете сказать по этому вопросу?

А.Л.: Дверями и воротами, равно как и огнезащитой, мы не занимались. Двери были установлены, а как и что — я не в курсе; это было в компетенции генерального подрядчика.

S.UA: Не могу не задать вопроса по пожару при открытии НСК и давках возле турникетов на первых двух матчах?

А.Л.: Пожар возник по чьей-то глупости и по стечению обстоятельств. С утра в день открытия шел дождь, а на компрессионном кольце — там же, где были установлены фейерверки — одна немецкая компания монтировала дорогостоящее акустическое и оптическое оборудование. Немцы, дабы защитить свое оборудование, накрыли его пленкой, надеясь до открытия стадиона эту пленку снять. Но в 15 часов наши силовые структуры, ожидая первых лиц, провели «зачистку», заблокировав подъемные механизмы, и никто, соответственно, наверх подняться не смог. Мы — как чувствовали — запаслись огнетушителями, и ими-то представители тех самых силовых структур пожар и потушили. Но большой опасности там не было — до конструкции мембраны было далеко, да и сама мембрана огнестойкая.

По турникетам — изначально имела место ошибка немецких проектантов: не были предусмотрены разделительные барьеры для потоков людей. Плюс стюарды не были должным образом обучены — вместо того, чтобы помогать болельщикам при проходе считывать код, они быстренько ретировались за ограду; хотя, понять их можно — стюарды боялись за свою жизнь. К слову, через несколько дней был матч во Львове, и там эти проблемы уже были решены. Вдобавок, конечно, больше милиции запустили по периметру стадиона.

Чтоб вы понимали, люди от УЕФА молча и беспристрастно все подобные события документируют; может, когданибудь это видео где-то и всплывет. Так вот, при давке возле турникетов было замечено, что там организованным образом формировались большие группы болельщиков, которые дружно за 5 минут до начала матча пошли на «штурм», — возможно, чтобы попасть на стадион без билетов. Возможно, они имели и другие мотивы. Так или иначе, но во время матчей Евро проблем с турникетами не было никаких.

S.UA: Ну, будем считать, что любопытство «желтой прессы» мы удовлетворили. Расскажите, пожалуйста, о фирмах, которые вы брали на субподряд. Как вы их подбирали, как они справились?

А.Л.: На субподряде у нас было порядка 15 компаний, из них 5 — по системам безопасности. Выбирали просто: а) тех, кто умеет работать; б) кто хочет работать. Были такие, что хотели, но не умели, а были — и наоборот. Все понимали, что с финансированием могут быть перебои. Собственно, так и получилось — большие объемы работ приходилось выполнять за счет своих резервов, месяцами ожидая оплаты.

В этой ситуации не могу не сказать самые теплые слова благодарности своим субподрядчикам — руководителям фирм и их коллективам. Во Львове основную тяжесть вынес на себе «ДЕОС РЕЛИЗ» и, в меньшей степени, «Галкомплект»; в Донецке — коллективное предприятие «Защита», которое, в свое время, приобрело неоценимый опыт на «Донбасс-Арене», и «БлагосИнжиниринг»; в Киеве — «Аванкард» и «Новая основа» — последняя фирма была для меня приятным открытием в пожарном сегменте.

Не могу не сказать и о своих сотрудниках. С сентября прошлого года компания перешла в режим «24 часа 7 дней в неделю». Про выходные все забыли. Люди не видели свои семьи неделями и месяцами. График был такой, что многие вещи делались параллельно: вечером положили бетон — утром уже кабель, лотки. А во Львове свет и звук делали одновременно с ходовым мостиком: монтажники делали 5-метровую секцию, а мы тут же крепили свое оборудование. Плюс бесконечные комиссии — по охране труда, КРУ, прокуратуры, — некоторые работы останавливались до выяснения каких-то обстоятельств. А тут же — планерки и протокольные совещания УЕФА — приходилось все время что-то доказывать, комментировать, оправдываться.

S.UA: А что, Вы думаете двигало людьми? Патриотизм, престиж, зарплата?

А.Л.: Давайте опустимся до уровня реальной жизни. У людей был колоссальный моральный стимул — это работа с западными проектантами. Евро-2012 стремительно повысил их профессиональный уровень. Несколько проектантов в нашей компании начали уверенно говорить по-английски на профессиональные темы. Хотя, конечно, мы поменяли подходы в материальном стимулировании, и тех сотрудников, что месяцами не были дома, мы не могли не поощрить.

S.UA: Что именно, в профессиональном плане, получили Ваши сотрудники, чего другим пока не дано?

А.Л.: Объекты Евро завершены — ну, скажем так, осталась лишь некоторая второстепенная «незавершенка». Начнутся другие проекты, с иностранными инвестициями. Рынок все больше будет сталкиваться с такими терминами и аббревиатурами, как FM Global, VdS, British Standart. Например, строители «подмахнут» контракт, где написано, что все работы должны быть выполнены по FM Global, не зная, что это ведет к увеличению стоимости всех работ на 20-25%. Такой пункт контракта больно ударит по генподрядчику и, автоматом, — по лицензиату. Так опытный сотрудник сразу поинтересуется — кому мы будем сдавать систему — голландскому, австрийскому или английскому страховому эксперту? А неопытный сделает, как всегда, и потом столкнется с ситуацией, когда его вынудят переделать спринклеры, дескать, не та плотность; или сигнализация не так «обвязана», или сертификатов нет на no-name оборудование, купленное в Одессе на 7-ом километре, а нужен сертификат VdS. И так далее.

К сожалению, на строительном рынке у нас неинформированность, а в ряде случаев и безграмотность, и некоторые инвесторы этим беззастенчиво пользуются. Поэтому наши проектанты и инженеры должны идти вровень с европейскими, чтобы не попадать в смешные ситуации.

А еще я бы сказал о системной интеграции. Сегодня недостаточно иметь проектанта, который умеет проектировать спринклерное пожаротушение — это пол-дела, может даже, 30 %. Мы ощутили пагубность того, когда проектант видит только свой «кубик», а дальше ему дела нет. А речь должна идти о взаимоувязке всех систем. А взаимоувязка — это не есть система пожарной диспетчеризации, — это, на самом деле, глубокая системная интеграция. И наши люди такой опыт получили.

S.UA: А какой опыт получили Вы, как топменеджер?

А.Л.: Для себя убедился в практической важности стандартов ISO. Не секрет, что многие, в том числе, когда-то и я, подходят к системе управления качеством достаточно формально. На таких объектах, как стадионы и аэропорты, без ISO — просто смерть! Бывали случаи, когда на строительной площадке «гуляли» до 15 версий одного и тоже проекта. При интеграции выясняется: сантехники поставили унитаз по одному проекту, трубу вывели по другому проекту, а стены уже забетонировали и плитку положили...

Еще я понял, что системную интеграцию должны осуществлять не специалисты по вентиляции и кондиционированию или специалисты по общестрою — этим, в первую очередь, должны заниматься операторы рынка систем безопасности. Но их надо этому учить; конечно, не всех — а только тех, кому это действительно интересно.